Главная » Новости » Стэнфордская Биткойн-мафия
Опубликовано 2 апреля 2018 в 10:59

Стэнфордская Биткойн-мафия

Стэнфордская Биткойн-мафия

В 2013 г. Стэнфорд охватила волна биткойномании. Теперь эти бывшие перво- и второкурсники – криптоэнтузиасты – CEO собственных криптокомпаний.

Зимой 2013 г. сотрудников Стэнфордского университета озадачило то, что 10% электроэнергии, используемой общежитием на 100 человек, потреблялось единственной комнатой. Вломившись в комнату, они обнаружили, что там жарче, чем в сауне, и шумно из-за работающих компьютеров, – студенты собрали машину для майнинга Биткойна. Стэнфорд был охвачен первой волной биткойномании.

Участники Стэнфордской Биткойн-группы Мэтт Райалс, Райан Бреслоу, Пэт Бриггс и Джон Бэкус после обеда с близнецами Уинклвосс. Фото: Райан Бреслоу

Позже в том же году в Стэнфорде с пылкой речью выступил ранний сторонник Биткойна и венчурный капиталист Тим Дрейпер. В аудиториях нередко можно было увидеть, как студенты, вместо того чтобы конспектировать, торгуют биткойном. Хотя цена и ажиотаж тогда ещё не были такими, как сегодня, интерес к валюте распространялся со скоростью света. Спустя пять лет эти бывшие перво- и второкурсники – криптоэнтузиасты – стали CEO собственных криптокомпаний. Так появилась стэнфордская Биткойн-мафия.

Стэнфордская биткойномания 2013 г. была сосредоточена вокруг курса CS 184, который читали партнёры Andreessen Horowitz Баладжи Шринивасан и Виджай Панде. Шринивасан в дальнейшем основал Earn, изначально 21.co, биткойновый стартап с финансированием на $115 млн, монетизирующий аккаунты электронной почты и соцсетей. Первое прочтение курса Шринивасана в 2013 г. фокусировалось на смеси теории и практики стартапов с ключевыми игроками Кремниевой долины в качестве приглашённых лекторов. В курсе рассматривался и Биткойн, который хоть и не был главной темой, но вызвал активные дискуссии во время проводившихся в рамках курса раз в две недели хакатонов. Из хакатонов родилась Стэнфордская Биткойн-группа, команда по исследованию Биткойна, курируемая Шринивасаном и Панде.

«Курс CS 184 проводился по четвергам в 6 часов вечера в инженерном корпусе, куда мог прийти любой желающий, чтобы поучаствовать в совместной работе над проектами, – говорит Энди Бромберг, CEO CoinList, ответвления AngelList, занимающегося каталогизацией токенов. – Участники будущей Стэнфордской Биткойн-группы обычно засиживались до 6 утра, всю ночь работая вместе. Стали обсуждаться темы, выходящие за рамки курса, такие как Биткойн и другие футуристические проекты. Тогда-то мы по-настоящему сплотились: поздними ночами и ранним утром».

Среди студентов курса были и другие основатели криптокомпаний, такие как Надав Холлендер из Dharma Protocol, однако Стэнфордская Биткойн-группа состояла из 7 основных участников. Помимо Бромберга, группа включала Джона Бэкуса и Алена Мейера, основателей Bloom и Cognito, Райана Бреслоу, основателя Bolt, инвестора Криса Барбера, Мэтта Райалса, разработчика Coinbase и затем Netflix, и Пэта Бриггса, разработчика Google. Шринивасан и Панде курировали студентов по различным проектам, связанным с Биткойном. Исследования охватывали тренды и торговые объёмы Биткойна, анализ протокола Биткойна и даже возможное влияние Биткойна на экономические катастрофы в таких странах, как Греция. Много усилий также было вложено в просветительскую деятельность, обучение людей пользованию Биткойном и объяснение его значения.

«Сейчас много расколов, много разных лагерей, – говорит Бреслоу. – Тогда же всё было более скоординировано, с ориентированием на популяризацию Биткойна. Тогда было больше альтруизма».

В рамках просветительской деятельности Бреслоу предпринял попытку раздачи биткойнов в Стэнфорде по примеру Биткойн-клуба Массачусетского технологического института (MIT), раздавшего в 2013 г. биткойнов на $500 000 старшекурсникам в кампусе, что сегодня соответствует миллионам долларов. Однако, он отказался от этой идеи, испытав затруднения со стэнфордской бюрократией. Несмотря на активные исследования, Стэнфордская Биткойн-группа никогда официально ничего не публиковала, просто из-за отсутствия интереса у публики. Согласно Бреслоу, «99 из 100 человек, в разговоре с которыми упоминали Биткойн, никогда о нём не слышали».

Когда зашла речь о жилье на следующий год, Барбер инициировал обустройство в общежитии комнаты в предпринимательском стиле для участников Стэнфордской Биткойн-группы. Барбер пригласил в комнату на 6 человек Бэкуса, Мейера и Бреслоу из исследовательской группы, а также своих друзей-предпринимателей Джесса Лаймгрубера и Дэниела Марена. Лаймгрубер и Марен позже вместе с Бэкусом и Мейером основали Bloom, криптовалютный стартап, стремящийся создать первый децентрализованный кредитный рейтинг. В Suites, общежитии на окраине Стэнфордского кампуса, родился Griffin 304. Бромберг также жил в Suites, в соседней комнате.

«Я нашёл группу, которая просто обязана была создать стартап, – говорит Барбер. – То были люди, которых я хотел в своём окружении. Я сторонник формулы «Ты являешься средним из пяти человек, с которыми проводишь больше всего времени». За несколько лет нашей учёбы из Стэнфорда ушло примерно 10 старшекурсников, основавших собственные компании. 5 из 10 были из Griffin 304. Вряд ли это совпадение».

Когда осенью 2013 г. они перешли на второй курс, Марен уже бросил учёбу и основал стратап DFly, занимающийся солнечной энергетикой и выкупленный SunPower. В конце учебного года студентом оставался только Барбер, а остальные ушли, чтобы заниматься стартапами. Обстановка в Griffin 304 была командной, конкурентной, усердной и весёлой. Самой обсуждаемой темой, конечно же, был Биткойн.

Джесс Лаймгрубер за своим компьютером в Griffin 304, комнате в общежитии, где жило много предприимчивых студентов. Reuters

«Мы следили за ценой биткойна на мониторе в Suites, – рассказывает Лаймгрубер. – У каждого из нас было много биткойнов. Мы немного торговали монетами, но в основном просто держали их. Иногда мы смотрели на цену и говорили: «Эй, похоже, она немного выросла, я продам в сию же секунду». А затем мы смотрели на изменение цены и говорили: «Эй, нужно сейчас же покупать. Ага! Мы могли бы немного заработать». Мы были Биткойн-максималистами. В то время существовали и другие монеты, такие как Dogecoin, а также появившийся через год Ethereum. Но никто на самом деле не верил ни во что, кроме Биткойна». Теперь же Лаймгрубер – максималист Эфириума, занимающийся разработками на основе его платформы и держащий немало эфира.

Между наблюдением за Биткойном и работой над стартапами у Griffin 304 было мало времени на учёбу, но они всё равно старались слушать как можно больше курсов по компьютерным наукам. Эта эксцентричная группа юных стартаперов в значительной степени вела ночной образ жизни, работая над различными проектами и слушая дабстеп до 4 утра. Лаймгрубер в основном питался сухофруктами, которые приносил в комнату из столовой. Каждый из них был прирождённым проказником. Однако вскоре они стали один за другим бросать учёбу.

Первым ушёл Бреслоу, который создал компанию, занимающуюся разработкой кошелька для Биткойна. Но перед уходом он сделал дубликат ключа и жил в Griffin 304 до конца года, оставив в комнате одеяло и рюкзак. Весеннюю четверть он провёл в Стэнфорде, но не посещал никаких лекций, а 12 часов в день программировал в Стэнфордском спортзале и столовых. Его нынешняя компания Bolt занимается прямыми платежами.

Следующим стал Лаймгрубер, который после ухода работал над несколькими не очень успешными Биткойн-стартапами. После этого Лаймгрубер прошёл обучение в Alchemist Accelerator и основал NeoReach, аналитическую компанию, выступающую посредником между брендами и маркетологами. Хотя Лаймгрубер всё ещё работает с NeoReach, его основной приоритет сейчас – Bloom. ICO Bloom завершилось 1 января 2018 г., собрав более $40 млн в эфире от более чем 7000 индивидуальных инвесторов.

Следующим ушёл Бромберг, основавший Sidewire совместно с Такером Баундсом, бывшим пресс-секретарём президентской кампании Джона Маккейна. Целью Sidewire было напрямую соединить читателей с политическими экспертами, отфильтровав большую часть шума, ассоциируемого с популярными изданиями. Однако Sidewire так и не удалось достичь желаемой аудитории, и в середине 2017 г. проект закрылся. Сейчас Бромберг – CEO CoinList, ответвления AngelList, занимающегося проверкой и хостингом ICO. CoinList помогала координировать ICO Filecoin, где было собрано $205 млн.

Следующими ушли Мейер и Бэкус, основавшие Cognito, изначально называвшуюся BlockScore. Cognito прошла через Y Combinator и успешно привлекла финансирование, выступая в качестве инструмента для идентификации и защиты от мошенничества. Cognito помогла многим криптобиржам с соблюдением законодательства, и теперь Мейер и Бэкус вместе с Лаймгрубером являются частью команды основателей Bloom.

Барбер, последний оставшийся в общежитии, не бросил учёбу, чтобы создать стартап. Вместо этого он стал «мини-венчурным капиталистом Стэнфорда», как описывает его Лаймгрубер. Барбер скооперировался с венчурным инвестором Мэттом Мочари, инвестируя его деньги в Стэнфорд и получая 10% прибыли. В числе первых инвестиций Барбера были Cognito Мейера и Бэкуса, NeoReach Лаймгрубера и Sidewire Бромберга. После выпуска Барбер создал Breakout List, популярный сайт с рейтингом быстрорастущих стартапов, помогающий программистам найти новую крупную компанию, куда можно было бы устроиться работать.

К концу года группа обрела некоторую известность, засветившись в 2014 г. в Reuters. Лаймгрубер и Бэкус также выиграли престижный грант Thiel Fellowship на $100 000 от технологического магната Питера Тиля. Ежегодно грант получают 20-25 человек — без каких-либо обязательств с их стороны.

«Практически каждый из нынешних грантополучателей привлёк существенное финансирование или получил работу в действительно масштабных проектах, – говорит Лаймгрубер. – Один-два раза в год каждого возят на замечательно организованные мероприятия. Люди здесь по-настоящему открыты, и ты получаешь от других предпринимателей действительно крепкую поддержку. Это единственная реальная группа, которая фокусируется не на компании, а на человеке, не налагая никаких обязательств».

Гранты от Тиля получали многие влиятельные люди в криптопространстве, включая создателя Ethereum Виталика Бутерина, основателя Augur Джои Круга, основателя Aragon Хорхе Искиердо, разработчика каналов состояния Лайама Хорна и основателей Gems Рори и Кирана О’Райли. Такая тесная связь гранта Тиля и стэнфордской Биткойн-мафии отражает тенденции в технологической сфере. Молодые криптоэнтузиасты добиваются успеха и зарабатывают столько денег, что не знают, что с ними делать.

«У меня есть друзья, ещё год назад спавшие на кушетках. Они заинтересовались криптовалютами не ради денег, но теперь у них есть 5, 10, 20 миллионов долларов в крипте, – говорит Лаймгрубер. – Это действительно стало сенсацией, потому что если в Кремниевой долине всегда была молодая культура, то криптовалюты – это новый уровень. Если посетить любую конференцию, то здесь всем не более 30. И сейчас есть много молодых людей, неожиданно для себя разбогатевших, с миллионным капиталом для ранних инвестиций и финансирования проектов. Именно поэтому мы видим проекты, которые быстро достигают инвестиционных серий B и C. Сделки на миллионы долларов регулярно заключаются прямо за обедом».

12 декабря Виталик Бутерин написал в Твиттере:

«Сегодня общая рыночная капитализация криптовалют достигла $0,5 трлн. Но *заработали* ли мы её?»

Группа совсем юных и тесно связанных криптоэнтузиастов сейчас миллионеры. Посмотрим же, удастся ли им использовать это новоиспечённое богатство, чтобы создать долговечные компании и улучшить мир.

Источник


Новосибирские учёные переведут на блокчейн очередь в детсады и школы

Categories: История, Образование, Общество, Персоны, Сообщество, США

Tags: криптомиллионеры, криптоэнтузиасты, мафия, Миллениалы, Стэнфорд, Стэнфордская Биткойн-мафия