Главная » Новости » Александр Болдачев: блокчейн — это вакуумная бомба для алгоритмизируемых задач
Опубликовано 26 января 2018 в 11:18

Александр Болдачев: блокчейн — это вакуумная бомба для алгоритмизируемых задач

Александр Болдачев: блокчейн - вакуумная бомба

Корреспондент BitNovosti Дмитрий Рябов побеседовал о будущем технологии блокчейн и её роли в истории человечества с Александром Болдачевым, системным архитектором и членом Консультативного совета Apla Project (открытая блокчейн-платформа для строительства цифровых экосистем), аналитиком eGaaS (цифровая экосистема, спроектированная для реализации идеи электронного правительства), философом-футурологом, членом Ассоциации футурологов России.

Д.Р: Поскольку большинство экспертов, и вы в том числе, согласны, что Etherium (как и Bitcoin) уже не удовлетворяет потребностям криптоэкономики, видите ли вы какие-то новые перспективные платформы, которые могут занять их место? Какие у них слабые и сильные стороны? Есть ли принципиально новые технологии?

А.Б.: Ethereum как работал, так и работает в рамках тех ограничений, которые были заложены в него изначально: низкая пропускная способность сети, слабая масштабируемость и пр. Может ли Ethereum уйти со сцены? В ближайшее время, наверное, нет. С одной стороны, он пытается решить проблемы. С другой — конкуренты (NEO, EOS, Qtum, Apla и др.) не настолько хороши, чтобы кому-то из них однозначно отдать предпочтение. Самое главное тут — понимать, что ещё нет ни одного блокчен-проекта достигшего уровня продакшн. Да, есть близкие к воплощению пилоты на базе Hyperlandger Fabric (одной из блокчейн-платформ IBM). Но они изначально ориентированы на локальные энтерпрайз-решения. То есть не составляют конкуренцию публичной сети Ethereum. Итак, пока нет реально работающих проектов и не понятно, что можно считать слабыми или сильными сторонами. Высокая пропускная способность сети — безусловно хорошо, но только если при этом не страдает безопасность. А с другой стороны кому нужен блокчейн с безупречной надежностью, но обрабатывающий десяток транзакций в секунду? Будем надеяться, что 2018 год будет годом острой конкуренции между новыми публичными блокчейн платформами. И, на мой взгляд, выживут не все. Ну и да, есть уже доверительные цифровые системы реализованные не по технологии блокчейн, а скажем, на графах. Но, опять же, пока любое движение идёт на уровне стартапов, и обсуждать особо нечего. На победу в конкуренции одного из протоколов (и скорее даже не лучшего) может повлиять множество факторов.

Д.Р.: Уже были вроде бы неплохие решения, которые по разным причинам не приняло сообщество. Вы это имеете в виду, когда говорите о факторах, влияющих на победу в конкуренции? Различные интересы внутри крипто-сообщества?

А.Б.: Да, побеждает не лучший. Обсуждая сферу блокчейна, надо всегда учитывать, что мы имеем дело не с чистой технологией, не просто с железками и протоколами, а еще и с людьми, которые приводят всё это в действие. Поэтому биткойн и повторить нельзя. Ведь он прежде всего — сообщество, экосистема, а не просто обычная база данных, которую без особых проблем можно заменить на новую, если у той лучшие характеристики по производительности.

Д.Р.: А есть вероятность что IBM и Microsoft могут стать монополистами в сегменте энтерпрайз-решений? Могут они «подсадить» бизнесы на свою экосистему? Или пока вообще говорить о них рано?

А.Б.:На данном этапе, когда все ещё просто пробуют, IBM со своим Fabric вполне хорош: несколько контрагентов, несколько каналов, одна локальная проблема. Но для бизнеса от блокчейна нужно другое — глобальная связанность. Нужна единая сеть. А вот для единой-то сети Fabric не годится — он изначально заточен под решение частных задач. Получается стрельба из блокчейн-пушки по воробьям. Да, бизнес и госструктуры пока ориентируются только на приватные сети. Но победит та платформа, которая в будущем легко позволит соединить эти островки в единую сеть. И не путем каких-то шлюзов и мостов между разными сетями, а за счет единого протокола.

Д.Р.: А для чего именно нужна единая сеть? Для каких процессов?

А.Б.: Нам же не «шашечки» нужны, а «ехать». Нам надо совершать сделки между любыми бизнес агентами, находящимися в любой точке планеты. Если, к примеру, нас интересует объект недвижимости, то в скольких сетях должна быть зафиксирована запись о нем? В десяти или одной? Сделки должны быть уникальными и оперировать они должны уникальными записями об объектах в единой сети. Ну, или можно объяснить на пальцах. Вот, скажем, сейчас IBM реализовали пилотные проекты цепочек поставок цветов из Африки в Голландию и ещё свинины из Китая в Штаты. Все великолепно сработало. А потом потребуется добавить доставку хлопка из Средней Азии в Чили и т.д. И всё это на отдельных блокчейнах со своими хранилищами данных. И сколько нам таких Fabric-каналов надо установить с учетом, что все торгуют со всеми и все перевозят всё? Биткойн работает только потому, что на каждом полном узле есть полная информация о всём, что есть и было в сети. Этим и гарантируется возможность валидной сделки каждого с каждым. Скорее всего, будут найдены решения не требующие хранения полных данных на всех узлах блокчейн-сети (так или иначе реализован шардинг), но протокол соединения всех узлов должен быть один. И изначально, а не методом скрещивания разных проектов.

Д.Р.:Ну это уже полная «блокчейнизация» экономики. То есть фиатные валюты тоже должны переместиться в крипто-формат. Насколько это близкая перспектива по-вашему?

А.Б.:Если сесть и почесать затылок на предмет “а как бы оно должно быть устроено правильно и честно”, то получается, что да — «полная блокчейнизация». И не только экономики, а и государства (оно же тоже вписано в сделки и регулирование), а с ним и всех нас, поскольку мы всё это и потребляем. Тут как с интернетом. Да, можно было разворачивать сетевые каналы специально для конкретных бизнесов и мероприятий. Но в конечном итоге полностью проблема коммуникации решилась только созданием единой сети с единым протоколом. Ну и уж если все агенты и объекты опустятся в единое цифровое субпространство, то и деньгам придется стать чисто цифровыми. Насколько близко это? Можно посмотреть с нескольких сторон. Прежде всего, техническая инфраструктура уже практически готова. То есть при наличии политической или не политической (в виде кризиса) воли запускать проект можно хоть сейчас. Но, с другой стороны, еще нельзя с уверенностью сказать, что уже есть необходимый для этого протокол, сетевое решение. Возможно какие-то существующие платформы уже готовы к таким глобальным проектам (кстати, Apla изначально проектировалась именно под такие задачи). Возможно в ближайшие год-два (а может и месяц) какой-то студент на коленке напишет новый протокол, который взорвет отрасль. Ну и, конечно, надо учитывать общую динамику развития экономики в мире — надо ждать глобального кризиса. Система должна рухнуть, сыграть в ящик, чтобы можно было спеть «мы свой мы новый мир построим»… Если же ориентироваться на футурологические предсказания связанные с технологической и планетарной сингулярностью, то осталось от 5 до 15 лет.

Д.Р.: Если мы говорим уже об отмене национальных государств, то для этого, скорее всего, нужен мощнейший кризис. Такой, чтобы прямо «человечество в опасности». Вам так не кажется?

А.Б.: До полной отмены национальных государств, или того пуще семьи, чего нам обещали большевики, наверное, дело не дойдет. Сеть должна быть единой, но не однородной. Конечно, будет кластеризация и иерархические уровни (вот Дуров в эту сторону и думает). Ну и потом, децентрализация точек отказа (то есть техническая, сетевая децентрализация) ничуть не означает анархию на уровне управления процессами. Да, деятельность некоторого сообщества людей удобно реализовать на базе peer-to-peer сети, но это совсем не означает, что и все участники этой деятельности должны взаимодействовать друг с другом равноправно и на одном уровне. Любая совместная деятельность основана на дифференциации и управленческой иерархии. Поэтому, конечно, останутся обособленные бизнес-ячейки, их ассоциации, общественные объединения и национальные государства. Просто изменятся принципы их организации, взаимодействия и управления. Но в любом случае, даже для этой перетряски нужен глобальный кризис.

Д.Р.: А какие ещё есть прорывные технологии? Может быть какие-то вещи только зарождаются и пока не известны широкой публике?

А.Б.: Есть целый список технологий, которые упоминают при разговоре о цифровой экономике: интернет вещей, большие данные, нейронные сетки и т.д. Каждую из этих технологий можно охарактеризовать как прорывную в своей области. Но они могут так и остаться на уровне решения локальных задач, если к ним не добавить сетевой технологию, обеспечивающую обмен доверительными данными. То есть сам по себе блокчейн — это лишь особый тип IT системы. Но в соединении с новыми решениями в получении, накоплении, обработке и визуализации данных блокчейн может превратиться в бомбу. Вакуумную. Втягивающую в свое цифровое пространство все алгоритмизируемые задачи.

Поделился видением Александр Болдачев

Интервьюировал Дмитрий Рябов


Преступники среди бела устроили вооруженное нападение ради кражи биткойнов

Categories: Top, Бизнес, Государство, Общество, Теория, Футурология, Экономика, Эфир

Tags: Apla, Hyperledger Fabric, Александр Болдачев, будущее блокчейна